Ольга (v_strannik) wrote,
Ольга
v_strannik

Categories:

Себастьян Фрибель, бывший советник Бундестага - о будущем, которое нам готовят. Часть 1


                          Советник Бундестага(а на эту должность кого попало не возьмут, советники часто куда компетентнее политиков) Себастьян Фрибель опубликовал обращение ко всем бундесбюргерам, которое, на мой взгляд, заслуживает того, чтобы быть услышанным не только в Германии. Поэтому я  перепостила этот текст -  это первый перепост за весь мой одиннадцатилетний стаж в ЖЖ.

"Дорогие сограждане,

Обращаюсь к вам как бывший сотрудник Бундестага Германии. В результате моей работы в парламенте и в парламентской группе я осознал, что людей в нашей стране сознательно лишают информации о короне-кризисе, что имеет решающее значение для оценки ситуации. Ввиду огромного значения недавних событий считаю своим долгом перед моими согражданами поднять эти вопросы публично. Чтобы иметь возможность максимально свободно высказываться по этим вопросам, я подал в отставку со своей должности в Бундестаге
Я должен подчеркнуть, что не считаю риски для здоровья, связанные с вирусом, незначительными. Корона может представлять серьезный риск, особенно для пожилых людей и тех, кто уже болен. Этот факт неоспорим. Но кризис не должен закрывать нам глаза на другие серьезные события, которые напрямую затрагивают всех нас и о которых мы в то же время знаем очень мало.

Важно, чтобы мы, как общество, снова смогли обмениваться информацией без предубеждений и доброй воли, даже по спорным вопросам. Нам в Германии срочно нужно еще раз научиться слушать и уважать друг друга. Если мы не вернемся к такому сосуществованию, наше общество в конце концов расколется на враждебные группы. К сожалению, реакция на кризис короны уже поспособствовала дальнейшему расширению социальной пропасти. Но в результате мы, как граждане, теряем из виду наши общие интересы и играем на руку тем, кто видит каждый кризис в первую очередь в свете бизнес-модели.

Политики и основные средства массовой информации в настоящее время пытаются отвлечь наше внимание от серьезных политических и экономических изменениях, которые осуществляются в связи с пандемией точно как по сигналу. Одна из их целей - сделать так, чтобы люди, опасаясь вируса, приняли меры и постоянные ограничения, которые в данной ситуации никоим образом не оправдываются необходимостью поддержания общественного порядка и угрожают экономическому существованию миллионов людей.

Этим отчетом я хотел бы протянуть руку помощи своим согражданам, чтобы они могли иметь дело с общедоступными источниками и сами составить картину этих обстоятельств и истинных масштабов кризиса короны. Я сердечно приглашаю вас внимательно изучить мои замечания, прежде чем эта возможность будет навсегда исключена из-за широко распространенной цензуры, которой мы все больше и больше подвержены.

I. Всемирный экономический форум (ВЭФ)

… Будучи рупором самых влиятельных международных корпораций и крупных банков, использует кризис как инструмент для продвижения давно подготовленной повестки дня для мировой экономики(1).
Эта «Великая перезагрузка» представлена ​​как изменение на глобальном уровне в сторону устойчивой экономики, но это обман. На самом деле компании ВЭФ, который в основном контролируется финансовой и цифровой индустрией, хотят централизации политической власти в наднациональных учреждениях, таких как ООН, ЕС и Международный валютный фонд (МВФ) (2). Они оправдывают такой сдвиг в сторону их власти под предлогом управления международными кризисами для благосостояния населения(3). Но реально ли думать, что крупнейшие корпорации в мире внезапно так озаботились благополучием человека? Или они эксплуатируют добрую волю людей, которые хотят справедливого и мирного мира и видят в наднациональных организациях, возможно, ключ к этому?

Глобальный экономический кризис способствует трансформации мировой экономики

Многие граждане рассматривают экономический кризис, возникший в результате принимаемых мер, как доказательство того, что правительства ставят общественное здравоохранение выше интересов бизнеса. К сожалению, верно как раз обратное: кризис играет прямо на руку наиболее влиятельным корпорациям мира, стремящимся к трансформации мировой экономики, причем в значительной степени за счет малых и средних предприятий. Передача политической власти на более высокие уровни еще больше способствует этому развитию. Недавно президент Бундестага Шойбле даже сам высказался об этом с поразительной откровенностью, сказав:

Кризис короны - прекрасная возможность. В условиях кризиса сопротивление переменам уменьшается. Теперь мы можем добиться экономического и финансового союза, которого нам до сих пор не удалось достичь политическими средствами (6)

Это, конечно, не было его намерением, но сам Шойбле этим утверждением иллюстрирует, почему кризис очень удобен для давно запланированной трансформации. Централизация экономики в пользу небольшого числа крупных корпораций и финансовых инвесторов будет еще больше ускорена за счет экономического союза. Самые высокопоставленные политические деятели знают об этих взаимодействиях. Некоторые хранят молчание, потому что они получают финансовую или карьерную выгоду от этих событий. Остальные хранят молчание, потому что знают, что, если они произнесут хотя бы одно честное слово, объединенные силы СМИ и политиков повернутся против них и положат конец их политической карьере.
Лишь немногие дают представление о том, кому действительно выгоден этот кризис.


Наднациональные институты позволяют корпорациям оказывать недемократическое влияние. Если недостаточно людей вовремя осознают опасность дальнейшей концентрации власти в руках нескольких крупных институтов , мы вскоре сможем оказаться в мире, в котором наши демократически легитимные правительства фактически больше не будут иметь права принимать решения. Это уже же давно наблюдается в налогово-бюджетной политике, поэтому перераспределение от трудолюбивых к богатым также происходит бесконтрольно. Кроме того, из-за Corona-кризиса они теперь также хотят перенести экономическую политику всех стран-членов ЕС в Европейский Союз. Однако не следует питать иллюзий относительно того, кому выгодно расширение полномочий Комиссии ЕС: экономическая политика на уровне ЕС будет служить интересам только транснациональных компаний, таких как Amazon, BlackRock, Goldman Sachs и т.д. Позиция ЕС уже очевидна, например, в фактическом освобождении от налогов, которым пользуются цифровые группы, и в его привилегированном отношении к финансовому сектору. Сахра Вагенкнехт описывает эти отношения следующим образом:

Если все больше и больше компетенций сейчас переносится на уровень, на котором экономика и, прежде всего, крупные компании имеют гораздо большее влияние, чем любая другая группа интересов, ясно, что происходит: демократия подрывается еще больше, интересы прибыли становятся еще более бессовестными преобладающими. Совершенно иллюзорно полагать, что европейское правительство сможет противостоять крупному бизнесу лучше, чем национальные правительства. На самом деле из-за баланса сил на уровне ЕС все обстоит как раз наоборот: чем больше Брюссель решает, тем легче мегакорпорациям отстаивать свои интересы(7).

Скупаются средний бизнес и сельское хозяйство, сокращаются рабочие места

Параллельно с желаемой сменой власти правительства с помощью мер Corona-кризиса обеспечивают возможность выкупа большого количества средних компаний крупными мегакорпорациями и финансовыми инвесторами. Подобные тревожные изменения наблюдаются уже несколько лет в сельском хозяйстве. В то же время Корона используется как предлог для повсеместного сокращения рабочих мест, что является основной предпосылкой для «четвертой промышленной революции», то есть цифровой трансформации экономики. Такой подход соответствует программе «Великой перезагрузки» и, боюсь, имеет мало общего с благосостоянием населения. Поэтому я призываю, в частности, все малые и средние предприятия сопротивляться этим усилиям. Для большинства работников эти энергично реализуемые планы также представляют реальную угрозу, поскольку полностью оцифрованная, полностью централизованная мировая экономика сможет управлять гораздо меньшей рабочей силой. Таким образом, путь оцифровки напрямую ведет к условному (не безусловному) базовому доходу, который повлечет за собой полную зависимость. Или, как выразился управляющий директор Siemens Джо Кезер:

Оцифровка вытеснит средний класс […] И из десяти затронутых людей в мире только один вырастет, девять упадут. И я гарантирую вам: если есть что-то, что остановит цифровое движение, то это будут социальные волнения(8).

Итак, должны ли мы некритически согласиться с нарративом цифровизации как спасением, созданным СМИ и политиками в период коронного кризиса? Или нам здесь что-то навязывают, в результате чего недостатки для всех нас будут преобладать?

II. Цифровые компании и правительства по всему миру

Усиливают страх перед вирусом для достижения общественного признания всеобъемлющих цифровых систем наблюдения и контроля. Эти системы, которые включают отслеживание контактов, цифровую идентификацию, биометрическое распознавание лиц и сертификаты иммунитета, предназначены для тоталитарного контроля над всем населением. В Китае уже используется весь спектр этих бесчеловечных технологий, а это означает, что самые основные права граждан могут быть ограничены системами на основе ИИ. Сочетание «приложения Corona» и сертификатов иммунитета используется для автоматического лишения граждан свободы передвижения, если их «состояние здоровья», определенное устройством, не соответствует спецификациям. Распознавание лиц дополнительно фиксирует и идентифицирует каждого человека в общественном месте. Стандарт мобильных телефонов 5G позволяет осуществлять массовый мониторинг в реальном времени.
В Китае цифровые технологии определяют, кому разрешено покидать свой дом. Такое общество вряд ли можно назвать иначе, как технократической тиранией. С сожалением должен сказать, что аналогичные планы преследует и наше федеральное правительство. Оно также уже пытается ввести так называемую "систему документации о вакцинации или иммунитете", лишая людей в нашей стране основных прав, таких как свобода передвижения и свобода собраний, или предоставляя им такие права только в том случае, если они могут доказать иммунитет, например через вакцинацию.(10) Эти намерения не отличаются от намерений китайской диктатуры, и только благодаря общественному протесту в Германии правительство не смогло пройти этот этап

Финансовые и цифровые группы создают глобальную архитектуру наблюдения

В этом году Всемирный экономический форум представил «CommonPass», систему для международных поездок, также направленную на наблюдение и контроль доступа к общественной жизни и свободы передвижения по всему миру. Эта система требует, чтобы люди имели своего рода «цифровую личность», а также загружали свой статус вакцинации и / или результаты тестов на коронавирус в базу данных, чтобы иметь возможность вообще путешествовать(11).

Проект поддерживается Фондом Рокфеллера, Google, крупным банком J.P. Morgan, финансовой группой BlackRock и представителями Организации Объединенных Наций(12). Целью участвующих учреждений и компаний является поощрение всех правительств во всем мире к использованию системы. Это еще раз демонстрирует (помимо вышеупомянутой «Великой перезагрузки») глобальные амбиции корпораций, стоящих за проектом, и снова ООН используется для их целей. Возникает вопрос, почему финансовые группы, в частности, так сильно заинтересованы в мониторинге и контроле людей, и почему они готовы инвестировать такие большие деньги в развитие этих технологий.

Вернуться к нормальной жизни только с помощью цифрового наблюдения?

Принимая во внимание текущую ситуацию с данными о коронавирусе, Совет по этике Германии по-прежнему не рекомендует вводить такие системы, но не исключает их полностью в будущем.(13) Таким образом, можно предположить, что цифровые сертификаты иммунитета или что-то вроде CommonPass будут представленны нам в ближайшие месяцы средствами массовой информации и правительством, как предварительное условие для возврата к нормальной жизни. Несколько немецких компаний уже предлагают цифровые системы наблюдения, которые автоматически проверяют, нормальная ли у человека температура тела и есть ли маска. Некоторые из этих систем уже комбинируются с распознаванием лиц, и производители рекламируют их как обеспечивающие «эффективный мониторинг лиц в реальном времени с масками или без них» (14). Если эти технологии будут внедрены в Германии, это будет первым шагом на пути к китайской системе социального кредита.
Я не хочу приучать себя к мысли, что такие технологии скоро смогут определять нашу свободу передвижения. Однако меня беспокоит то, что некоторые люди откажутся от своей личной свободы ради обманчивого чувства безопасности. Но действительно ли такие массовые меры наблюдения являются соразмерным ответом на ситуацию с коронавирусом?

Эдвард Сноуден предостерегает от глобальной архитектуры угнетения

В этом контексте я лично согласен с Эдвардом Сноуденом, который предостерег от всемирной архитектуры репрессий с использованием цифровых технологий и предположил, что она может пережить кризис(15). Если мы позволим цифровым системам контролировать нашу свободу передвижения и доступ к общественной жизни, тем самым мы передаем контроль над нашими основными правами операторам цифровой инфраструктуры. Достаточно одного взгляда на Китай, чтобы осознать настоящую опасность такой технократической формы общества.

Никто не должен жить в таком мире, но из-за нашего беспечного отношения к технически выполнимому, всех нас все больше подталкивают в этом направлении. Это в равной степени относится и к Европе, хотя на первый взгляд нам это трудно представить. Тот факт, что сеть 5G, в отличие от предыдущей частной инфраструктуры мобильной связи в Германии, создается за счет больших бюджетных средств, говорит в этом контексте о том, что эта технология будет использоваться и в нашей стране, в первую очередь, для массового использования. государственное наблюдение. Летом 2019 года на одном из многочисленных лоббистских мероприятий в Берлине я спросил главного технического директора крупнейшего в мире поставщика сетевого оборудования, действительно ли 5G разрабатывается для частных пользователей, и если да, то для каких конкретных приложений эта технология предназначена. Его ответ о том, что 5G разрабатывалась для «профессиональных целей», укрепляет мою уверенность в том, что это никоим образом не связано с потребностями населения. Поэтому федеральное правительство коварно пытается реализовать эти старые планы, используя деньги из «Пакета восстановления короны» на эти цели (16).

Microsoft и Фонд Рокфеллера собирают биометрические данные населения мира

Внедрение цифровых удостоверений личности было целью еще до кризиса короны и продвигалось влиятельными игроками. Создав «ID2020», Фонд Рокфеллера и Microsoft вот уже несколько лет реализуют проект цифровой биометрической регистрации населения мира, при этом цифровые сертификаты иммунитета снова описываются как возможное использование этой системой(17)

Глобальная кампания вакцинации против коронавируса вскоре может быть использована в качестве предлога для развертывания этой системы контроля, которая разрабатывалась годами, во всем мире - возможно, в сочетании с упомянутым ранее CommonPass. Важно понимать, что это означает- данные о личности каждого гражданина (пароли, состояние здоровья, банковские данные, социальные контакты и т.д.) будет централизованно управляться и передаваться частным корпорациям - шокирующая, но, к сожалению, вполне реалистичная идея. Если вы посмотрите на этот и другие проекты цифровых корпораций, у вас возникнет ощущение, что для этих компаний мы, люди, являемся скорее товаром или экономически пригодным сырьем, и что наше благополучие имеет для них очень мало значения. Например, Microsoft запатентовала систему, с помощью которой человеческие тела, оснащенные датчиками, можно использовать для добычи криптовалют.(18) С этой точки зрения проект Facebook 2017 года по интерфейсам мозг-компьютер (BCI) выглядит еще более сюрреалистичным. Американский миллиардер Илон Маск уже разработал робота, который полностью автоматически вживляет микроэлектронные чипы в человеческий мозг(19). Это уже не относится к категории медицинских приложений, и даже разработчики уже не возражают против этого.

Корпорации теряют контроль?

Я считаю, что мы должны немедленно начать широкую дискуссию по этическим аспектам вышеперечисленных технологий. Как и в случае с генетическим клонированием, нам также следует взглянуть на имплантаты микрочипов в мозг, чтобы задать вопрос, действительно ли мы хотим использовать все доступные нам технические возможности или эта форма трансгуманизма ведет к опасной дегуманизации. Действительно ли это все еще «нормально», если мега-богатые люди уже сегодня заявляют, что они хотят связать людей с имплантированным чипом в цифровые сети? (20)
По какой причине Microsoft хочет регистрировать биометрические идентификаторы всего населения мира? Должны ли мы позволить компаниям с такими намерениями создать глобальную архитектуру наблюдения из-за Corona, что позволит им получить доступ ко всем сферам нашей жизни? И почему СМИ не задают эти вопросы, а довольно некритически продвигают все эти проекты?

Корона приносит «дивный новый мир» - если мы не станем более критичными

Влиятельные игроки, в том числе международные фонды, уже открыто призывают к постоянному тотальному наблюдению за всем населением - конечно, «только» из-за коронавируса.(21) Ни один из этих аспектов не следует упускать из виду, когда мы рассматриваем усилия некоторых филантропов в этот кризис. В любом случае, мы должны более критически относиться к инвесторам, которые покупают наше согласие на стратегически выгодную благотворительную деятельность и которые, несмотря на (или благодаря?) свои, якобы бескорыстные пожертвования), становятся все более богатыми и влиятельными.

Громоздкие и частично невыполнимые требования Corona (например, дневники контактов, списки гостей, отслеживание контактов властями и т.д.) могут побудить многих людей принять цифровые системы наблюдения как удобное решение для повседневной жизни. Если цифровые компании, СМИ и правительство увидят в этом китайском пути ключ к возвращению к (новой) нормальности, всем должно быть ясно, к чему они на самом деле стремятся.

В дополнение к аспекту наблюдения следует отметить, что цифровая индустрия уже давно расширяет свою бизнес-модель в контексте оцифровки школ и Corona предоставляет этому долгожданное оправдание. Я призываю всех родителей и учителей не относиться без критики к этим попыткам.

Эти компании не являются нашими друзьями и не имеют в виду интересы детей или защиту личной свободы. В первую очередь они хотят создать зависимости и сделать свои технологии незаменимыми во всех секторах общества. Они все больше проникают во все области нашей жизни, хотя мы даже не подозреваем об этом. Оцифровка правительства, платежных операций, школ, экономики, средств массовой информации, коммуникации и, в конечном итоге, всего общества осуществляется и финансируется во всем мире очень небольшим количеством крупных корпораций. Собираемся ли мы стоять в стороне и позволять этим зависимостям развиваться, поскольку кризис короны приводит к их дальнейшему расширению и постоянному установлению?

III. Финансовый сектор, и в частности крупные международные и инвестиционные банки

… Используют кризис для создания новых зависимостей путем обширного кредитования правительств и компаний и, таким образом, для расширения своего политического влияния. Это делается либо напрямую через банки, либо косвенно через такие организации, как Международный валютный фонд (МВФ) и Всемирный банк. Острая потребность в капитале в результате кризиса, таким образом, делает государства подверженными влиянию частных доноров. Из-за такого баланса сил любой демократический контроль становится невозможным, и частный банковский сектор становится крупным политическим игроком.

Этот подход вызывает особые сомнения, поскольку ссуды в миллиард долларов, по сути, не предназначены для поддержки населения или реальной экономики, а (по аналогии с предыдущими «спасениями банков») в основном служат выгоде кредиторов. Таким образом, заемные деньги используются политиками в ограниченном объеме для поддержки экономики, а скорее спасают финансовый сектор от потерь из-за кризиса. Это перераспределение оплачивается лицами с низким и средним доходом, потому что новый огромный долг, скорее всего, приведет к массовому увеличению налогов и капитальных сборов, самое позднее после приближающихся федеральных выборов. В то же время ссуды позволяют крупным банкам оказывать политическое влияние. Благодаря этим механизмам они заинтересованы в том, чтобы экономический кризис, вызванный короной, был настолько разрушительным, насколько это возможно, каким бы абсурдным это ни казалось на первый взгляд. Для этого они используют открытые для них каналы в СМИ, чтобы сеять страх и еще больше усугублять экономическую ситуацию. Кроме того, через такие институты, как МВФ или Всемирный банк, они продвигают смену власти в пользу наднациональных организаций, поскольку это постепенно увеличивает их влияние на глобальную фискальную политику.

Крупные банки и МВФ имеют большое влияние на глобальный ответ на коронный кризис

Финансовый сектор уже является крупным игроком во внешней политике и в глобальном ответе на пандемию короны. Например, когда в октябре 2019 года Всемирным экономическим форумом и Фондом Билла и Мелинды Гейтс было проведено моделирование «Событие 201», участники, имеющие связи со Всемирным банком, также присутствовали для обсуждения финансовых мер реагирования на будущую пандемию коронавируса(22).

Пандемия короны, смоделированная для этой цели, на самом деле произошла двумя месяцами позже, и с тех пор были реализованы меры, разработанные в контексте моделирования. Это видно по последним событиям в Беларуси. МВФ, как длинная рука банковского сектора, предложил экономически пострадавшему государству 940 миллионов долларов в июне 2020 года, потребовав взамен, чтобы небольшая страна ввела такие меры, как изоляция, обязательная ношение масок и карантин(23).
Фоном для этих требований было то, что Беларусь своим сдержанным подходом к коронавирусу сорвала желаемый образ смертельной пандемии. Глядя на длинный список из 102 государств, которые запросили ссуды у МВФ в контексте кризиса короны, аналогичный подход МВФ в этих странах очевиден. Сам МВФ заявляет, что он ставит кредитование в зависимость от «соответствующих мер коронавируса» со стороны стран-получателей(24). Любой, кто задается вопросом, почему так много стран мира приняли почти идентичные меры, может найти здесь ответ. Беларусь отвергла вмешательство МВФ, и сейчас мы наблюдаем за последствиями. То, что ЕС, учитывая текущие отношения с Беларусью, на самом деле не озабочен проведением возможно сфальсифицированных выборов, показывает тот факт, что ОБСЕ изначально отклонила приглашение страны наблюдать за этими выборами на местном уровне под благовидным предлогом. (25)

Corona помогает банкам достичь своей цели по отмене наличных денег во всем мире

В дополнение к политическим аспектам финансовый сектор злоупотребляет кризисом, чтобы продолжить движение к глобальной отмене наличных денег. К сожалению, многие люди не знают о последствиях перехода на цифровые валюты и об огромном потенциале злоупотреблений, связанных с этим. На этом этапе я бы призвал всех рассмотреть реальные последствия безналичного общества и, в частности, подумать о том, какой контроль над всем населением будут иметь операторы глобальной инфраструктуры цифровых платежей. Следует также признать, что если бы наличные деньги были отменены, эти компании будут зарабатывать деньги на каждой платежной транзакции во всем мире без исключения, чего я, например, не хотел бы видеть.

Влиятельные силы, которые еще до Corona уже активно лоббировали глобальную отмену наличных денег, теперь используют кризис для достижения своих целей. Попутно упомянем, что основатель Microsoft Билл Гейтс также участвует в этом проекте(26). Ввиду огромного экономического потенциала в этом секторе, в любом случае маловероятно, что такие игроки в этом секторе в конечном итоге будут интересоваться чем-либо, кроме денег и политического влияния, даже если они скрывают свои цели за громкими «кампаниями по сбору средств». Поэтому, когда нам говорят, что из-за Corona мы должны отказаться от использования наличных денег, мы не должны игнорировать сильные экономические интересы, стоящие за этим. В этом контексте стоит упомянуть, что ООН также использует свое имя для продвижения этой глобальной кампании банковского сектора(27).

Финансовый сектор ставит своих людей во власть, и мы ничего не делаем с этим

В целом, мои наблюдения в Бундестаге привели меня к выводу, что финансовый сектор влияет на политику с поразительной степенью самоуверенности и теперь может даже размещать своих сотрудников на высших политических постах, не вызывая никаких протестов общественности. Если менеджеры Goldman Sachs или председатели МВФ могут стать президентом Европейского центрального банка, ЕС, похоже, потерял всякую связь с потребностями и интересами населения. И если представителей BlackRock в Германии преподносят как кандидатов на пост канцлера, мы, похоже, слишком мало информированы о намерениях и методах финансового сектора, и поэтому нам не хватает критических способностей. Но нам нужно быть критичными, если, с одной стороны, активы миллиардеров продолжают неуклонно расти, в то время как все больше и больше людей живут в бедности в нашей стране. Такое развитие событий не случайно - это просто результат десятилетий политики в пользу 0,01 процента самых богатых. В 2010 году, когда Süddeutsche Zeitung все еще критически писала о влиянии финансового сектора, бывший главный редактор Хериберт Прантл писал об этих проблемах:

Но нам также нужно поговорить о том, как мы можем добиться того, чтобы Европа не только диктовалась деньгами и финансовыми рынками - нам нужно восстановить власть представителей народа и правительства, избранные народом(28).

Ярким примером такого влияния финансового сектора на представителей нашего федерального правительства является нынешний скандал с CumEx в банке Варбург, где исчезли налоговые деньги на сумму в несколько миллиардов. Наш собственный федеральный министр финансов (тогдашний мэр Гамбурга) «проигнорировал» эту кражу, позже воспрепятствовал возвращению средств, солгал Финансовому комитету Бундестага Германии о количестве разговоров, которые он провел с представителями Варбурга, и теперь говорит, поскольку обвинения больше нельзя отрицать, что он больше не может вспоминать, что обсуждалось на этих встречах(29). Именно такие люди, дорогой читатель, занимают самые важные посты в нашем федеральном правительстве и решают, кому в Германии будут распределяться богатства.
Дело Варбурга предоставляет уникальную возможность для всего населения изучить сговор между политиками на высшем уровне и финансовым сектором. Хотя дело само по себе отнюдь не единичный случай, детали таких заговоров всплывают очень редко. Так что я надеюсь, что не надо эту возможность упускать просто так.
И граждане не позволят снова обмануть себя драматическими призывами политических деятелей или умиротворяющими сообщениями СМИ.

IV. Вводящие в заблуждение статьи СМИ

…основных средств массовой информации поощряют разделение и поляризацию в обществе, преднамеренно разжигают беспокойство и намеренно вбивают клин в наше общество.

В частности, страх - это удобный инструмент, который заставляет всех нас принять меры, которые при нормальных обстоятельствах мы бы никогда не приняли. В зависимости от поставленной цели СМИ по-разному распространяют страх перед терроризмом, изменением климата или (как это происходит сейчас) пандемией. Таким образом достигается социальная поддержка изменений, фактически направленных против интересов населения. Их манипулятивный трюк состоит в том, чтобы сыграть на нашем идеализме и доброй воле, например наша тенденция поддерживать охрану окружающей среды или здоровье наших собратьев. Результат такого влияния всегда одинаков для заинтересованных граждан: потеря свободы и процветания и дальнейшая концентрация власти в руках игроков, которые постоянно ускользают от нашего наблюдения и о целях которых мы никоим образом не информированы. Иногда случается, что известные представители СМИ открыто обращаются к этим властным отношениям в СМИ. Бывший главный редактор New York Times Джон Суинтон много лет назад сказал на встрече самых престижных американских журналистов:

В Америке нет такой вещи, как независимая пресса, за исключением отдаленных маленьких городков в сельских районах. Вы все рабы. Вы это знаете, и я это знаю. Ни один из вас не решается высказать честное мнение. Если бы вы выразили это, вы бы заранее знали, что он никогда не появится в печати. […] Если бы я позволил напечатать честные мнения в одном номере моей газеты, я был бы как Отелло до истечения 24 часов - моя профессия исчезла бы. Любой, кто достаточно сумасшедший, чтобы написать свое честное мнение, выйдет на улицу в поисках новой работы. Дело журналистов в Нью-Йорке - искажать правду, откровенно лгать, извращать, оскорблять, клеветать перед большим бизнесом («Маммона» в оригинале) и продавать свою страну и народ для своего ежедневного пропитания, или, что то же самое, за своё жалованье. Вы это знаете, и я это знаю; Что за херня - тост за «независимость прессы»! Мы инструменты и слуги закулисных богачей. Мы их плясуны. Они дергают за ниточки, и мы танцуем. Наше время, наши навыки, наша жизнь, наши возможности принадлежат другим людям. Мы интеллектуальные проститутки.
(30)

Боюсь, что здесь вообще ничего не изменилось. Напротив, к этому времени даже более мелкие региональные СМИ вряд ли смогут занять нейтральную позицию, потому что они черпают большую часть своих новостей из нескольких центральных агентств печати, а когда дело доходит до вопросов, выходящих за рамки непосредственного региона, больше не занимаются своими исследованиями. Так что сегодня намного проще не допускать появления тревожных мнений в СМИ. Частные и государственные средства массовой информации, а также социальные сети, таким образом, гарантируют, что люди отвлекаются от решающего фона на важные события и принимают официальное повествование, которое они должны проглотить. Параллельно с этим общество вынуждено, очевидно, с целью отвлечься, участвовать в ненужных дебатах по совершенно не относящимся к делу вопросам. Любой, кто внимательно изучит научно разработанные методы манипулирования мнением, поймет, что этот подход носит систематический характер и никоим образом не применяется случайно(31).

Как были созданы «Картинки из Бергамо»?

СМИ также используют силу изображений и используют их целенаправленно. Они шокируют нас фотографиями предполагаемых массовых захоронений жертв Короны в США, при этом скрывая тот факт, что в этих общинных могилах хоронят умерших бездомных в течение многих лет (а видеозаписи на этот счет велись еще в 2016 году) (32). Показывают нам драматические изображения военных грузовиков, перевозящих гробы из Бергамо на севере Италии, и в то же время скрывают важную информацию о том, что, по данным Итальянской федерации похоронной индустрии, в начале коронного кризиса 70 процентов гробовщиков в регионе перестали работать по причинам карантина, и только из-за этого военные были вызваны для разовой перевозки 60 гробов (33). Медиа-группы и общественные вещатели полагаются на тот факт, что у нас, граждан, нет времени для наведения справок, исследований и поэтому мы будем вынуждены доверять их отчетам.
Но почему их репортажи настолько избирательны? И не недооцениваем ли мы возможности СМИ влиять на наше мнение?

Даже Википедия перестала быть нейтральной

Даже Википедия, с ее огромным охватом и признанием среди населения, в течение последнего времени продает себя прибыльным PR-кампаниям крупных корпораций и богатых людей(34). Например, Википедия систематически очерняет репутацию многих известных ученых, таких как лауреат Нобелевской премии Люк Монтанье, хотя они были среди самых уважаемых в своей области еще до Corona. Этот подход особенно скрыт, потому что невозможно защитить себя от этой формы публичной клеветы, а внутренний режим Википедии препятствует внесению каких-либо исправлений. Еще одна причина для беспокойства - нынешняя тенденция, когда неудобные факты о коронавирусе грубо отрицаются на основе так называемой «проверки фактов»( факт-чекинг), а непопулярные взгляды подвергаются очернению.

Пропаганда Corona воздействуют на детей компьютерными играми

Общественные вещатели также участвуют в текущей пропаганде Corona и в этом контексте не удерживаются от преднамеренного воздействия на детей. Например, ARD и ZDF разрабатывают финансируемую за счет пожертвований компьютерную игру Corona для молодежи, в которой игроки должны не обращать внимания на «очень заразных младенцев» и «сторонников теории заговора» (35). Такую ​​работу по связям с общественностью, оплачиваемую подписчиками, можно рассматривать как серьезный вызов общественным интересам.

Продолжение

Перевод с английской версии Обращения "The Future Shape of Things"
17 November 2020. Updated 19 November 2020.
Sebastian Friebel
Former parliamentary adviser to the German Bundestag


Все ссылки на документы активны в оригинале текста
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Ну куда же нынче без укольчика?

    Тут меня вчера про Рождественские рынки в Германии спрашивали - что с ними в этом году будет?В прошлом году их не проводили из-за короны,…

  • И чего только не сделаешь назло Европе!

    Дивное место интернет - тут всегда найдутся неравнодушные к тебе люди. Да вот хоть вчера, к примеру, суровый обитатель российской глубинки, в…

  • Пусть рая нет, но шалаши в наличии

    Кто о чем, а я все о том же, то есть насущном и актуальном. А кто считает, что это не так, пусть попробует хотя бы пару ночей провести на улице. И…

Comments for this post were disabled by the author