Ольга (v_strannik) wrote,
Ольга
v_strannik

Ну какой же Хэллоуин без черной метки?

                                    У нас тут буржуинский праздник порчи тыкв, детских зубов и родительских нервов  надвигается. Ну  да, Хэллоуин. В магазинах уже с сентября всякую кошмарную дребедень продают. Глядя на них, и я со стахановским опережением выдала на гора ужастик.

                                   ... Все утро широко известная в узких кругах звезда рунета и львица  полусвета Гаджина Брешовски занималась любимым делом - порола быдло на конюшне. Делать это приходилось исключительно в виртуале - ведь в реале у нее не то что конюшни, но даже и дома не было. Разве жалкая квартирка с плесенью и окнами на больничный морг. Но зато в Москве!
                                      
Быдло  распоясалось настолько, чтоосмелилось ее поправлять и даже возражать. Да вот хоть эта мерзавка – ей, видите ли, не понравилась фраза «Вам некуда зафигачить своих детей?», которой Гаджина начала рекламный пост про детские площадки.  Ее пришлось высечь с особым пристрастием:
                                         «По сравнению с вами, провинциальной лошицей, я выдающееся все, а не только журналистка. Куда не ткнешь, я вас во всех отношениях крою с большим отрывом.»
                                         Ожесточенно давя на кнопку "отправить сообщение, Гаджина думала, что пора травить зарином все  это быдло. А заодно  - и их детей-гаденышей и стариков в "возрасте дожития". Ну, и сторонников кровавого режима, само собой. Словом, всех,  кто  мешает жить нормальным людям вроде нее.
                                         Но сообщение отчего-то не уходило, зато поверх него вдруг высветились красные буквы: " Вы превысили свой лимит негатива. Отныне вы можете пользоваться социальными сетями в режими «только чтение" .
                                         Гаджина так удивилась, что даже не успела заскринить этот вздор. Тем более, что он довольно быстро исчез. Но вместе с ним  канул в бездны мировой паутины и ее ответ провинциальной лошице. И только после многих тщетных попыток отправить его с сперва с компа, а потом со всех имевшихся в распоряжении гаджетов до нее дошло: для интернета она теперь мертва, как муха, валявшаяся на ее окне с прошлого года. И это не глупая шутка, а происки врагов.
                                          Их у нее была целая армия, начиная с  В
ИПов, чье грязное белье  она постоянно трясла ради заработка, и кончая всеми, кто когда-то имел несчастье оказывать ей услуги. Но главным ее врагом, разумеется, был кровавый режим. С ним она боролась, не покладая рук . Ну, разве с перерывом на сон, поиски питательного ресурса и светские мероприятия, к которым она относила и посещения модных бутиков, ресторанов и парикмахерских.
                                          
  Но ей все еще не верилось, что за базар придется отвечать. До сих пор никто не рисковал с ней связываться -  знали, что клоп мал, да вонюч. Поэтому она не очень-то испугалась. Страшно ей стало только через пару минут, когда она случайно взглянула на себя в зеркало. И обнаружила, что на лбу невесть откуда появилось отвратительное темное пятно, сильно смахивавшее на подкову концами вниз.  Неужели враги наслали на нее рак? Впрочем, она сама регулярно желала своим недругами сдохнуть от рака, и даже хвасталась, что умеет его насылать.
                                           Случись это какой-то час назад,  она бы тут же бросилась к компу и написала: «Котаны, у меня на лбу вот такая штуковина, что посоветуете»? Не потому, что ей были нужны их советы, просто любая болезнь -  дивный повод для пиара. Но теперь она была не только отрезана от виртуального мира, но и поставлена перед жуткой дилеммой: либо страшная болезнь, либо голодная смерть. Ведь после того, как ее бросил последний питательный ресурс - гнусный скупой старикашка, пошлый гибрид  советской номенклатуры с олигархатом, интернет был ее единственным кормильцем.
                                              Потому что ничего другого, как тоговать своей жизнью навынос и сочинять корявые рекламные посты, она не умела.  Всю свою молодость она потратила не на всякую чепуху вроде образования и карьеры, а на реально нужные  в жизни вещи. В первую очередь на то, чтобы сделать из  незатейливой дочки простых советских инженеров  Гали Забодайкиной гламурную даму полусвета Гаджину Брешовски.  Которая должна была непременно поймать в свои сети достойного ее олигарха и провести отстаток жизни не в какой-нибудь капотненской хрущевке, а в лондонском особняке с садом и слугами.
                                              Но все сколько-нибудь достойные ее внимания мужчины почему-то относились к ней исключительно, как к товару одноразового пользования. Так что к возрасту,  о котором она сама когда-то написала «После сорока женщину надо сметать, как старые листья»,  Гаджина подошла  с единственным активом  - известностью того же сорта, что и слава маньяка. Денег это приносило смехотворно мало.

                                              Словом, ей только и оставалось, что броситься за двойной порцией успокоительных таблеток. Заполировав их парой рюмок бюджетного коньяка,  Гаджина почувствовала себя существенно лучше. В ней даже проснулась здоровая спортивная злость. Эти подлецы напрасно рассчитывают, что она склонит голову и пойдет мыть полы или присматривать за чужими детьми. Для нее, элиты и практически дворянки,  лучше смерть! Разумеется, с запиской "в моей смерти прошу винить кровавый режим". Но тут ей пришло в голову, что режим непременно скроет от народа ее гибель, да и не очень-то хотелось умирать.
                                               Нет, она пойдет другим путем! Она устроит
громкую политическую  акцию - например,  пикет на Красной площади. Возможно, даже с голодовкой, все равно давно пора сесть на диету. Пусть все видят, до чего довел ее кровавый режим! А там и до грантов на борьбу с режимом, от которых ее постоянно отпихивали более проворные оппозиционеры, недалеко.  И кто это сочинил про нее гнусный стишок « за что Гаджина не берется, все превращается в дерьмо?» Она покажет им, как добывать из этой субстанции деньги и славу!
                                               Для этого даже не жалко было пожертвовать коробкой от поддельной Шанели. Надпись «Кровавому режиму - черную-метку! Скажеи "Нет" зажиму свободы слова в интернете!" вышла слегка корявой, но зато она была на прекрасном картоне.
                                          ... На Красной площади все было, как всегда - Василий Блаженный, мавзолей, туристы, голуби,  и прочая дрянь. Из общей массы выделялась разве большая группа людей с плакатами  у памятника Минину и Пожарскому.   Подойдя поближе, Гаджина  поняла, что это ее соратники по борьбе: на всех плакатах были лозунги того же сорта, что и на ее картонке. А главное -  на всех лбах ьыло то же самое  пятно, что и у нее.  И она воспряла духом: есть, есть еще в России неравнодушные люди, а пятно -  это вовсе не уродство, а знак принадлежности к  настоящей элите духа!  Симпатичный бородач в дорогой дубленке приветственно улыбнулся ей и сказал...

                                           ...Но узнать, что именно, помешала разбудившая ее сирена скорой помощи. Приснится же такая ерунда, думала она, направляясь в ванную. Через минуту  она выскочила оттуда с диким воплем.  А на ее лбу красовалось отвратительное черное пятно в форме подковы...
Tags: А можно вас побаловать кошмаром?
Subscribe

Posts from This Journal “А можно вас побаловать кошмаром?” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 158 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →